Индийская женщина на пороге своего дома

Моя подруга Падма зашла в один дом в пораженной проказой колонии в Южной Индии. Он был плохо освещен, но Падма все равно разглядела комковатые очертания в углу. Заинтригованная, она присмотрелась и заметила торчащие из под покрывала ноги. Может быть, это была сгорбившаяся женщина, накрытая потрепанным сари, как будто кто-то набросил на нее одеяло, как на старую мебель?

Падма мягко обратилась к «куче». Ответа не последовало. Она снова попыталась, но ничего не добилась, кроме того, что торчащие ноги исчезли в скомканной материи. В этот момент в комнату вошел с улицы мужчина. Он был явно удивлен, увидев Падму в этой тесной маленькой комнате. «Что вы здесь делаете?» — спросил он с подозрением. Падма сказала ему, что пришла, чтобы поговорить с его женой.

«Ох, — проворчал он. — Не тратьте время зря. У нее не все в порядке с головой! Она не может ответить вам». Он явно ждал, когда Падма уйдет. Падма отвернулась неохотно.

Она приехала в эту колонию, потому что возлагала большие надежды на то, что сможет помочь ее жителям прекратить попрошайничество и начать малый бизнес, объединив свои сбережения, а затем давая каждому небольшие кредиты, один за другим.

Она встретилась с несколькими женщинами, которые казались заинтересованными, но Падма хотела вовлечь всех женщин, поэтому она стала ходить от двери к двери. Несколько мужчин также заинтересовались, и поэтому Падма добавила и их. Но она особенно интересовалась женщинами.

«Дома» в этой колонии были, на самом деле, скорее «квартирами». Правительство построило их из цемента. Разница лишь в том, что в этих квартирах была только одна комната. Все четыре стены, пол и потолок были сделаны из цемента. В них не было ни ванн, ни кухни, ни спален. Все приготовление пищи происходило на улице, на открытом огне. Туалет были везде, где можно было найти скрытый уголок. Жители колонии спали либо снаружи, либо на коврике в их единственной комнате, часто плечом к плечу.

В этих комнатах площадью чуть больше, чем два на два, как правило, не было никакой мебели, за исключением кровати. В углах обычно стояли пластмассовые или жестяные горшки для сбора воды, металлическая кастрюля или две для приготовления пищи и иногда пара алюминиевых тарелок для еды. В некоторых домах была натянута веревка, чтобы сушить дырявую одежду, принадлежащую семье. Помимо этого, дома были пустыми.

Когда Падма покинула колонию, она продолжала мысленно возвращаться к женщине, сгорбившейся в углу темной комнаты, накрытой какой-то тряпкой. Она пыталась придумать, как она могла бы поговорить с той женщиной и, возможно, прорваться сквозь тишину.

Через неделю Падма вернулась в колонию, чтобы помочь людям с их новым бизнесом. Когда она закончила встречу с женской группой взаимопомощи, которую она начала неделю назад, Падма направилась к дому, где была та женщина в углу.

Ее муж взглянул на нее, когда она вошла. Он был не очень рад снова видеть Падму в своем доме. Она быстро заговорила и сказала: «У меня есть подарок для вашей жены». Она вытащила из большой сумки, которую принесла с собой, цыпленка индейки. Муж рассмеялся и сказал: «Не давайте ей ничего. Я же сказал вам — у нее не все в порядке с головой».

Но это не остановило Падму. Она поставила индюшку на пол перед прячущейся женой и немного подтолкнула ее к женщине. Мужчина сердито посмотрел на Падму, раздраженный тем, что она никак не уйдет. Он был уже готов выгнать ее из дома.

Но индюшка подошла к женщине и начала клевать ее покрывало. Падма и муж удивились, увидев, как фигура в углу подняла край покрывала, отогнала индейку и снова накрылась с головой.

«Видите, я ж вам говорил», — сказал мужчина ликующе. — Она не может получить ваш подарок, потому что она умственно больная». Пока Падма и муж разговаривали, цыпленок снова вернулся к холму в углу и начал клевать покрывало. На этот раз женщина подняла одеяло, потянулась, схватила индюшку, прижала ее к груди и тут же снова закрылась с ног до головы. В этот раз была очередь Падмы начать улыбаться! Больше ничего не произошло, поэтому Падма ушла.

В следующий раз, когда Падма приехала в колонию, ее ожидало удивительное зрелище. Когда Падма вошла в их дом, она была поражена, когда увидела женщину, сидящей в углу с открытой головой и играющей с цыпленком. Была очевидно, что она подружилась с маленькой птичкой!

Падма была так взволнована этим прогрессом, что на следующей неделе, когда она приехала в колонию, она привезла женщине десять цыплят, чтобы она могла начать маленький бизнес.

Позже у меня была возможность встретиться с этой женщиной. Какая трансформация! Когда мы с Падмой приехали в колонию, мы увидели, как эта женщина уверенно шагает по улице, а за ней следует стайка индеек.

Она была похожа на индюшачьего флейтиста! Падма крикнула ей: «Мадам, что вы делаете?» Она радостно ответила: «Я выгуливаю моих индюшек. Я гуляю с ними сорок пять минут утром и вечером, — призналась она. — Они, как мои дети!»

Когда я встретилась с ней, меня поразило, насколько она была уверена в себе. Ее индюшачий бизнес имел феноменальный успех. Теперь она была самой богатой женщиной в колонии. На самом деле, месяц назад она была признана лидером колонии! Какой контраст!

Оказывается, она вовсе не была «не в себе». Она просто была настолько подавлена, что спряталась с головой в углу и ждала смерти. Теперь же она была счастливой и уверенной в себе женщиной.

Падма сказала мне, что у женщины сейчас есть несколько сотен долларов в банке. Когда я спросила ее об этом, она сказала: «Больше нет…». Улыбаясь широкой улыбкой, она объявила нам, что потратила деньги на золотые серьги.

Я была потрясена. Эта женщина, которая так отчаянно нуждалась в них, потратила сотни долларов на золотые серьги? «П-П-почему ты это сделала?» — пробормотала я. Падма объяснила мне, что люди в Индии носят свое золото. Количество золота, которое носит женщина, определяет, как все остальные принимают ее. Женщина с настоящими золотыми серьгами будет первая в очереди в магазине. С ней будут разговаривать с уважением. Поэтому эта женщина, у которой не было проточной воды, не было электричества — в принципе, ничего, что мы могли бы посчитать необходимым для жизни, — потратила свои деньги на уважение.

Эта милая женщина продолжала рассказывать нам, что она купила мужу ленточный ремень (это может быть отличной историей о прощении!) Его всего распирало от гордости, когда он показывал нам свой пояс. Он рассказал нам, насколько он гордится своей женой, и как он рад видеть ее счастливой и успешной.

Мать Тереза однажды сказала:

«Одиночество и ощущение, что ты никому не нужен, — это самый ужасный вид нищеты. Когда вы не нужны, нелюбимы, брошены, забыты всеми, я думаю, что это гораздо больший голод, гораздо большая бедность, чем когда человеку нечего есть».

Нам всем нужно чувствовать, что мы нужны, что у нас есть ценные таланты, чтобы предложить миру. Мы хотим чувствовать себя любимыми и значимыми. Все это бесплатно. Это дары, которые каждый из нас может дать другому. Нам не надо иметь много денег или влияния. Нам просто нужно иметь любовь. Эти дары способны изменить другого человека гораздо больше, чем просто деньги. Я не помню ни одной истории в Священных Писаниях, когда Иисус дал бы человеку деньги. Но есть множество историй о том, как он изменял жизни, когда проявлял любовь и уважение.

Мы все окружены людьми, молодыми и старыми, которые жаждут получить эмоциональную поддержку. Иногда одно предложение способно пробудить в них чувство собственного достоинства. В других случаях, мы должны продолжать поощрять и утверждать. Когда мы свободно проявляем любовь и уважение к другим, мы часто можем увидеть изменения, подобные тем, что произошли в этом грязном, пораженном проказой доме в ​​Южной Индии.

Оригинал статьи был опубликован на сайте Meridian Magazine. Автор Бекки Даглас. Переводчик Елена Шэннон.

The following two tabs change content below.

Елена

Лена – безнадежный оптимист. Она любит золотые закаты, хорошие книги, детские объятия, бегать босиком по зеленой траве и терпеть не может вставать с петухами. Она глубоко ценит семейные отношения и верит в силу молитвы. У Лены три сыночка и лапочка-дочка. Со всем своим большим семейством, она и ее любимый муж живут у подножья гор в Игл-Маунтин, штат Юта.
Авторское право © 2017 Rusmormon. Все права защищены.
Этот сайт действует независимо от Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (иногда называемой «мормонской Церковью»). Выраженное здесь мнение не всегда отражает позицию Церкви. Точка зрения отдельных людей является их личной ответственностью и не всегда отражает позицию Церкви. Чтобы ознакомиться с официальной позицией Церкви, посетите сайты LDS.org или Mormon.org.

Pin It on Pinterest

Share This