Крис Белчер

По прошествии часа мы наконец-то прибыли на семейную встречу в каньоне недалеко от Солт-Лейк-Сити, и у меня в голове была только одна мысль. Мне нужно было найти туалет.

Прежде чем присоединиться к членам семьи моего мужа у костра, мы завернули в домик, где остановилась семья. Я открыла дверь в ванную, затем закрыла и заперла ее. Я прислонила мою трость в углу и приготовилась сесть на унитаз. Ну, вы знаете, как это делается. Но когда я стала садиться, я протянула руку, чтобы найти сиденье и вместо этого нащупала… волосатую голову! Само собой разумеется, я на редкость быстро натянула свои штаны назад.

Заметив высоту уровня головы, я поняла, что это молодая голова, которая, вероятно, была немного в шоке от того, что только что промелькнуло у нее перед глазами. Только представьте себе!

Пытаясь успокоить мою новую подругу, я спросила: «Это было страшно?»

«Ага».

Она говорит! Голова умеет говорить! Я затрудняюсь сказать, почему она не нашла свой голос раньше, но я все равно была рада услышать ее. Извинившись, я оставила свою туалетную приятельницу одну и вернулась назад к нашей группе, в недоумении качая головой. Когда они увидели, как я подхожу, семья спросила меня, что случилось.

«Я оплачу психолога, — сказала я. — Маленькой девочке в ванной он понадобится».

С тех пор как я потеряла зрение в 2003 году, было множество ситуаций, которые могли бы заставить меня прятаться под кроватью в полном унижении. Но я решила оставаться в вертикальном положении и просто смеяться. Конечно, не все мои опыты были забавными. На самом деле, когда мне поставили диагноз рака и сказали, что придется удалить мой единственный видящий глаз, я никогда не думала, что снова буду смеяться. После многих операций, госпитализаций и, казалось бы, бесконечной физической и эмоциональной боли, я была в отчаянии. Я была уверена, что моя личность и желание жить были удалены вместе с моим глазом.

Потребовалось полтора года, но, в конце концов, я нашла опору в своем темном мире и смогла увидеть, что жизнь по-прежнему стоит того, чтобы продолжать жить — и даже наслаждаться ею.

Одна вещь, которая помогла мне в этом процессе исцеления был смех. Я до сих пор помню первый раз, когда я посмеялась над слепотой. Я была в Церкви, и одна женщина спросила меня, начала ли я учить своих детей языку жестов. Когда я с невозмутимым видом сказала, что нет, и спросила ее, зачем, она ответила: «Ну, чтобы вы могли общаться». Да, это смешно! Каждый из нас переживает реальные чувства уныния, гнева, страха, печали, горя и боли, когда мы проходим через испытания смертности. Мы не всегда можем посмеяться над трудностями, но если мы сможем найти юмор в мелочах, наши проблемы будет легче переносить. Смех может помешать нам быть парализованными нашими эмоциями, дать настолько необходимую нам перспективу и помочь обратиться ко Христу, когда мы узнаем, что Господь хочет, чтобы мы были счастливы, даже когда жизнь кажется настолько трудной.

Когда я только что ослепла, мне очень не хватало света. Я скучала по яркому солнцу, которое позволяло мне видеть так много замечательных вещей. Но я узнала, что у меня все еще есть свет Сына, чтобы согревать, утешать и направлять меня. Моя задача состоит в том, чтобы убедиться, что я способна почувствовать его. Мне нужно видеть Сына, как я раньше видела солнце. Если я останусь в своих эмоциях, я упущу свет, в котором я так отчаянно нуждаюсь. Если мы сможем позволить себе начать смеяться, мы освободим себя от эмоционального паралича и найдем силу в свете Сына.

Хотя я уже приспособилась к своей слепоте, бывают моменты, когда я тоскую по зрению. Бывают дни, когда я думаю: «Это так глупо! Я просто хочу видеть!» Когда я работаю над своими эмоциями, обращаюсь к Спасителю и пытаюсь жить жизнью, которую мне была дана, я могу двигаться вперед. Нет, это непросто, но я уверена, что собираю сейчас отличный материал для эстрадной комедии.

Когда я стала находить юмор в ситуациях, когда все идет не так, это помогло мне оставить зону комфорта моего дома и поделиться своей историей и свидетельством с другими. Это сложная задача — вслепую шагнуть в незнакомые условия, но смех помогает мне преодолеть мои колебания и иногда даже страх.

В один конкретный день я хорошенько посмеялась. В тот день наш самолет улетал в семь часов утра, поэтому мы с моей подругой Хилари планировали уехать из наших домов в городе Легий в пять, чтобы быть к шести в аэропорту Солт-Лейк-Сити. Мы должны были принять участие в мероприятии «Перерыв для женщин» в Питтсбурге, и я долго готовилась, чтобы ничего не забыть. Я собралась и была готова, когда Хилари и ее муж Тим приехали забрать меня. Тим оставил нас в аэропорту, и все шло гладко, пока мы не пошли на регистрацию.

Хилари как бы невзначай спросила: «Крис, ты что-то сделала со своим глазом?» Как если бы кто-то сказал: «Ты похудела?» или «Ты сменила прическу? Ты выглядишь по-другому». Я подняла руку, чтобы потрогать свой искусственный глаз. К моему ужасу, в нем не было глазного яблока.

Протез, который я ношу на правой стороне, сделан из силикона и прикреплен к коже, закрывающей мою глазницу. Из-за того, как мой глаз был удален, когда у меня был рак, я не могу носить нормальный искусственный глаз. С помощью глазного протеза, глазное яблоко можно вставить или вытащить из силикона и вложить в другой протез при необходимости. Я ошиблась протезом — я взяла тот, в котором не было жизненно важного глазного яблока внутри.

Я рассмеялась. Ну и что я теперь буду делать? Я не могу путешествовать по стране и говорить с тысячами женщин в Питтсбурге без глаза! Я имею в виду, что существует лимит на использование визуальных средств. К счастью, я не забыла свою думающую шапочку и поэтому предложила план. Хилари позвонила Тиму и сказала: «Дорогой, Крис забыла свой глаз. Можешь привезти его?» Я громко рассмеялась на заднем плане, и Хилари тоже начала лопаться от смеха.

Я позвонила своему мужу, Джеймсу, разбудила его, и — между приступами смеха — попросила его взять мой глаз и встретить Тима на пол-пути. Они обменяются быстро, и Тим рванет к нам обратно в аэропорт — хотелось надеяться, что до нашего самолета.

Затем мы с Хилари правились на досмотр, и Хилари попыталась объяснить сотруднику службы безопасности, что ей нужно будет вернуться после того, как она отведет меня к выходу. «Моя подруга слепая, и она забыла свой глаз дома. Мне нужно встретиться с моим мужем, чтобы забрать его. Можно мне потом пройти быстро, или мне придется снова пройти через всю зону досмотра?»

Я попыталась исполнить свою часть и выглядеть слепой. Мне не нужно было прикладывать  много усилий. Все-таки, у меня к лицу была прицеплена искусственная пластиковая штуковина с зияющим гнездом. Я уверена, что этот сотрудник подумал, что теперь он видел все. Он не был тронут и очень серьезно объяснил, что ей нужно будет сделать. Потом мы пошли к нашему выходу.

Я не собиралась терпеть еще одно мучительное объяснение, поэтому я села с несколькими другими выступающими на конференции «Перерыв для женщин», которые уже были там, пока Хилари поговорила с сотрудником аэропорта. Она снова пересказала всю историю «Моя подруга слепая и оставила свой глаз дома». Хилари попросила их задержать самолет для нее, а потом отправилась на выполнение последней части все этой глазной эстафеты.

Вскоре наш рейс был объявлен, и моя подруга Мэри Эллен и я попытались отнести наш и Хилари багаж к выходу, где мы столкнулись с небольшой проблемой.

«Извините, — обратилась к нам работник аэропорта, — Вы не можете пронести столько сумок с собой».

Тогда, с другой стороны, сотрудник, с которым разговаривала Хилари, прокричал: «Все в порядке. Это та, которая без глаза».

Сев в самолет, я попыталась привести себя в чувства. Я старалась не волноваться, но я представила себе, как Джеймс и Тим, проезжая мимо друг друга на шоссе, перебрасывают мой искусственный глаз через ограждение, как футбольный мяч (я даже и представить себе не могла, что Джеймс не потрудится даже положить его в пакет. Он просто вложил его в руку Тима и сказал: «Он крепкий!» Бедный Тим).

Я молилась, чтобы, где бы они ни встретились, они смогли обменяться вовремя, чтобы Хилари успела на самолет, и, в конце концов, она пришла. Слава небесам, что эта глазная эстафета прошла успешно и закончились!

Было бы замечательно, если бы такие неловкие моменты в моей жизни прекратились, но я знаю, что меня еще много чего ждет впереди. Жизнь подбрасывает нам всевозможные ситуации, и если мы научимся смеяться над ними, мы сможем с радостью справиться с ними. Наши трудности и эмоции не должны иметь власти над нами, и когда мы находим юмор посреди испытаний, мы сможем свободно смотреть на свет Сына.

Оригинал этой статьи был написан Kris Belcher и был опубликован на сайте ldsliving.com под названием What My Prosthetic Eye Taught Me About the Savior: Surprisingly Funny Insights from a Blind Mormon.

[Русский] ©2016 LDS Living, A Division of Deseret Book Company | English ©2016 LDS Living, A Division of Deseret Book Company.

The following two tabs change content below.

Елена

Лена – безнадежный оптимист. Она любит золотые закаты, хорошие книги, детские объятия, бегать босиком по зеленой траве и терпеть не может вставать с петухами. Она глубоко ценит семейные отношения и верит в силу молитвы. У Лены три сыночка и лапочка-дочка. Со всем своим большим семейством, она и ее любимый муж живут у подножья гор в Игл-Маунтин, штат Юта.
Авторское право © 2017 Rusmormon. Все права защищены.
Этот сайт действует независимо от Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (иногда называемой «мормонской Церковью»). Выраженное здесь мнение не всегда отражает позицию Церкви. Точка зрения отдельных людей является их личной ответственностью и не всегда отражает позицию Церкви. Чтобы ознакомиться с официальной позицией Церкви, посетите сайты LDS.org или Mormon.org.

Pin It on Pinterest

Share This